Главная Издания СПбФ ИИЕТ Показать содержимое по тегу: лысенкоизм

 

А.А. ФЕДОТОВА

Санкт-Петербургский филиал Института истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова РАН, Санкт-Петербург, Россия; Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

Генетик, эволюционист и селекционер Н.И. Вавилов находился в центре научных и политических дебатов в самый бурный период советской истории, а влияние его фигуры сказывается и много десятилетий после его смерти. На основе архивных документов и опубликованных работ проанализированы юбилеи Н.И. Вавилова разных лет (1957–2012) в связи с отношением к Т.Д. Лысенко и лысенкоизму, а также в целом к давлению государственной идеологии на науку. В сталинское время даже попытка упоминания имени Н.И. Вавилова в печати была рискованной. Вскоре после смерти Сталина коллеги добились реабилитации Вавилова, научные общества и институты отмечали юбилеи учёного, однако в печати обстоятельства гибели Вавилова замалчивались как в хрущёвское, так и в брежневское время. Открытое обсуждение гибели Вавилова в научной и широкой печати началось только в перестроечный 1987 г., благодаря чему Вавилов стал хорошо известен общественности не только как великий учёный, но и как жертва сталинского режима. В последние годы, вероятно в связи с усилившим административным давлением на науку и новым всплеском лысенкоистких настроений, лишь немногие учёные говорили о противостоянии Вавилова и Лысенко.

 

Ключевые слова: Н.И. Вавилов, юбилеи, идеология, лысенкоизм.

 

 

Nikolai Vavilov’s Memory under Changing Political Contexts

 

ANASTASIA A. FEDOTOVA

 

St. Petersburg Branch of the Institute for the History of Science and Technology named after S.I. Vavilov, Russian Academy of Sciences, St. Petersburg, Russia; Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

Russian plant breeder and geneticist Nikolai Vavilov was at the center of science and politics during the most tumultuous period in Soviet history and his impact continued long after his death. His memory was celebrated in a series of jubilees (1957–2012) following the downfall of Trofim Lysenko. This paper anasise them in more broad context to ideological pressure of the State upon the science. The first posthumous jubilee officially celebrated by Russian biologists was his 75-year anniversary in 1962. Vavilov’s surviving colleagues used this date to rehabilitate the scientist’s reputation after being purged by Lysenko and his followers. For several years following this jubilee the name of Vavilov became a flag for fighters against Lysenkoism. However, during the Brezhnev era all discussion of Lysenkoism, as well as other crimes of Stalinism, was avoided. The 100-year anniversary was in the perestroika years and Vavilov was celebrated not only as a great scientist but also as fighter against Stalin’s regime. Again biologists used the memory of Vavilov against those Lysenkoists who in the “stagnation” years of Brezhnev gained power in agricultural research institutions. Finally, the 125-year anniversary in 2012 was celebrated among Russian biologists and plant breeders quite widely. However, because of increased administrative burden in the agricultural sciences only a few researchers spoke of Lysenkoism. The most active defenders of Vavilov and prosecutors of Lysenkoism were historians of science. A number of journalists have been eager to reconsider Lysenko as a precursor of some modern concepts in science (such as prions, for example), which, as an agronomist who was entirely uneducated about molecular biology, he could not have imagined.

 

Keywords: Nikolai Vavilov, posthumous jubilee, ideology, Lysenkoism.

 

 

Скачать полный текст.

 

MICHAL V. SIMUNEK*, UWE HOSSFELD**

*Academy of Sciences of the Czech Republic, Prague, Czech Republic; Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

**Friedrich-Schiller-Universität, Jena, Germany; Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

After the WWII Czechoslovakia became under the Soviet power. Increasing ideological influence was significant also for science, particularly biology. The paper gives some basic information on the role of Mitchurian biology and so called creative Darwinism in Czechoslovakia. It focuses also on the visit of T.D. Lysenko in Prague in 1960, which was a part of his journey through the Soviet satellite states in Central Europe.

 

Keywords: Mitchurian biology, Lyssenkoism, Genetics, Czechoslovakia.

 

 

Т.Д. Лысенко в Праге в 1960 г.: историческая заметка

 

МИХАЛ В. СИМУНЕК,* УВЕ ХОССФЕЛЬД**

*Академия наук Чешской Республики, Прага, Чехия; Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

** Университет Фридриха Шиллера, Йена, Германия; Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

После Второй мировой войны Чехословакия находилась под влиянием Советского Союза. Возраставшее давление было значительным и для науки, особенно для биологии. Статья предлагает информацию о роли мичуринской биологии и так называемого творческого дарвинизма Чехословакии. Основной акцент сделан на визите Т.Д. Лысенко в Прагу в 1960 г., который был частью путешествия по советским сателлитам в Центральной Европе.

 

Скачать полный текст.

 

WILLIAM DEJONG-LAMBERT

Columbia University, City University of New York; New York, USA; Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

This article applies U.S. anthropologist Katherine Verdery’s analysis of the animation of the dead in East European politics, to a historical study of Lysenkoism. Verdery convincingly described the use of those who have passed away to influence current events, and the interpretation of history, in Eastern Europe. Verdery focused on the practices of commemoration and reburial. While these are important topics within the Lysenko controversy, biology — as the study of life — also invites us to consider Verdery’s framework in scientific terms as well. I describe three instances in the history of Lysenkoism, where the dead were enlisted for political use. I use the term “politics,” as Verdery does, to refer to behavior intended to make policy, justify action, claim authority, and manipulate meaning and context. My first example — the tragic suicide of Viennese Zoologist Paul Kammerer — may be interpreted as a precursor to the Lysenko controversy. The second — an essay published by Polish architect Szymon Syrkus in a 1948 issue of Architektura (Architecture) — is an example of when the dead were used in support of Lysenko. The third — the entry on Lamarck by University of Pennsylvania botanist Conway Zirkle, in the 1961 Encyclopedia Britannica — shows an instance where a deceased individual was used against him. I am interested not only in how those no longer around to speak for themselves were used to achieve a goal, vis-à-vis Lysenko, but the motivations of those involved. I also explore how notions of life, death and rebirth — so deeply embedded in the Lysenko controversy — may be reimagined accordingly, and inform our understanding of what the word “Lysenkoism” means.

 

Key words: Lysenkoism, Michurinist biology, Katherine Verdery, science of life, the dead scientists.

 

 

Использование мертвых в науках о жизни: танатология лысенкоизма

 

ВИЛЬЯМ ДЕ ЙОН-ЛАМБЕР

Колумбийский университет, Университет г. Нью-Йорка, США; Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

Статья посвящена анализу лысенкоизма как явления научной, общественной и политической жизни эпохи холодной войны. Автор предлагает взглянуть на изучаемое явление под новым, достаточно необычным углом зрения. Опираясь на работы известного американского антрополога, специалиста по Центральной и Восточной Европе Кэтрин Вердери, автор ставит вопрос о том, какую роль играли имена и творческое наследие ушедших из жизни ученых и деятелей культуры в утверждении лысенкоизма в науке, а социалистического реализма — в искусстве конца 1940-х — начала 1950-х гг. в странах советского блока, а также в параллельном процессе превращения лысенкоизма в синоним лженауки на Западе в эти же годы. Как полагает автор, сами понятия жизни и смерти, разложения и возрождения, наследственной передачи не только биологических, но и социальных признаков, культурной традиции, проблема смены поколений в науке и политике играли ключевую роль в борьбе противников и сторонников Т. Лысенко. Поэтому углубленный анализ использования этих понятий может существенно продвинуть наше понимание лысенкоизма в целом. С этой целью автор анализирует три эпизода из истории противостояния лысенкоистов и антилысенкоистов.

 

Скачать полный текст статьи.

Понедельник, 17 Февраля 2014 04:59

PIOTR KÖHLER. Botany and Lysenkoism in Poland

 

PIOTR KÖHLER

The Jagiellonian University, Kraków, Poland; Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

The main reason for the emergence of Lysenkoism in Polish science was linked to Polish dependence on the Soviet Union. Not only was Lysenkoism implemented by virtue of administrative pressure, but it was also propagated at several conferences (i.e. Warsaw 1949, Kuźnice 1950/51, Dziwnów 1952, Kortowo 1953 and 1955). Nevertheless, only a few botanists published works on Lysenkoism, out of whom, few in number made significant scientific achievements prior to that period. Among the Lysenkoist publications, summaries of the papers delivered at successive conferences, as well as reprints of the Soviet works, constituted the majority. Additionally, the publications popularizing the principles of Lysenkoism and its achievements (grounded on the Soviet publications) formed a large group. There was a relatively insignificant number of works that reported the results of the studies conducted on the basis of the theory of Lysenko. Polish botanists adopted a diff erent stance towards Lysenkoism, the vast majority of whom dealt with areas of research that did not require direct references to the “new biology”. In Polish botany, Lysenkoism was a thoroughly marginal phenomenon.

 

 

 

Ботаника и лысенкоизм в Польше

ПЁТР КЁЛЕР

Ягеллонский университет, Краков, Польша; Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

Возникновение лысенкоизма в Польше было главным образом связано с зависимостью Польши от Советского Союза. Лысенкоизм не только насаждался сверху административными мерами, но и пропагандировался на различных конференициях (Варшава, 1949 г.; Кузница, 1950–1951 гг.; Дивнов, 1952 г.; Кортово, 1953 и 1955 гг.). Тем не менее, опубликовали работы по лысенкоизму лишь немногие ботаники из тех, кто уже раньше сделал значительную научную карьеру. Среди публикаций по лысенкоизму подавляющее большинство составляли тезисы докладов, сделанных на различных конференциях, равно как и перепечатки советских работ. Кроме того, было много работ, популяризировавших лысенкоизм и его достижения (основанных на советских источниках). И сравнительно немного было научных трудов, излагавших результаты исследований, проведенных на основании теории Лысенко. Польские ботаники заняли позицию, противоположную лысенкоизму, так как подавляющее большинство их проводили исследования в таких сферах, где не требовалось обращения к «новой биологии». В польской ботанике лысенкоизм был исключительно маргинальным явлением.

 

Скачать полный текст статьи.


Наука и техника. Вып. XXXI. «Советская наука и техника в годы Великой Отечественной войны (к 70-летию Великой Победы)». 2015
Российское изучение Центральной Азии: исторические и современные аспекты (к 150-летию П.К. Козлова). СПб., 2014
Лоскутова М.В., Федотова А.А. Становление прикладных биологических исследований в России
Бюро по прикладной ботанике в годы Первой мировой войны: сборник документов. СПб, 2014
A. Andreyev. The Myth of the Masters Revived. Brill Academic Publishers, 2014
(Re)searching Scientific Careers. 2014
Развитие китайских космических технологий.
Grundriss der Geschichte der Philosophie.
Tibet in the earliest photographs by Russian travelers. 1900-1902
В.И. Вернадский и Комиссия по истории знаний.
Георгиевский А.Б. Эволюционное творчество Л.С. Берга.
Монгольская буддийская культура: Изучение монастырей и храмов Кентея и Хангая
Историко-научное сообщество в Ленинграде – Санкт-Петербурге в 1950–2010-е гг.
Колчинский Э.И. Кирилл Михайлович Завадский. 1910-1977. СПб., 2013
Комиссии Академии наук в XVIII-ХХ веках: Исторические очерки
Российские экспедиции в Центральную Азию: Организация, полевые исследования, коллекции. 1870-1920-е гг.
Эволюционный синтез: границы, перспективы, альтернативы
Храм Будды в Северной столице.
Георгий Францевич Гаузе (1910–1986). Научная биография.
Пифагор и ранние пифагорейцы.