Главная Издания СПбФ ИИЕТ Показать содержимое по тегу: Russia

 

Н.Л. КРЕМЕНЦОВ


Университет Торонто, Канада; Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

Настоящая статья представляет собой обзор трёх хорошо различимых периодов в развитии российской евгеники: имперского (1900–1917), большевистского (1917–1929) и сталинского (1930– 1939). Зародившись в начале века как особый подход к обсуждению вопросов наследственности, разнообразия и эволюции человека, в первые советские годы евгеника быстро оформилась в самостоятельную научную дисциплину со своими обществами, исследовательскими учреждениями и периодическими изданиями, и оказала значительное влияние на широкий спектр медицинских вопросов, здравоохранение и социальную политику. На рубеже 1920–30-х гг., в период сталинского «великого перелома», евгеника подверглась критике как «буржуазная» наука и занимавшиеся ею учёные переименовали её в «медицинскую генетику». После краткого периода успешного роста в начале 1930-х гг. медицинская генетика была заклеймена как «фашистская» наука, и к концу десятилетия исследования в этой области практически прекратились. Основываясь на опубликованных работах и архивных материалах, данная статья рассматривает причины столь необычной, по сравнению с другими странами, траектории развития российской евгеники.


Ключевые слова: генофонд, евгеника, евфеника, медицинская генетика, Россия, СССР.

 

 

From “Beastly Philosophy” to Medical Genetics: Eugenics in Russia and the Soviet Union

NIKOLAI KREMENTSOV

 

University of Toronto, Toronto, Canada; Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

This essay offers an overview of the three distinct periods in the development of Russian eugenics: Imperial (1900–1917), Bolshevik (1917–1929), and Stalinist (1930–1939). Began during the Imperial era as a particular discourse on the issues of human heredity, diversity, and evolution, in the early years of the Bolshevik rule eugenics was quickly institutionalized as a scientific discipline complete with societies, research establishments, and periodicals that aspired an extensive grassroots following, generated lively public debates, and exerted considerable influence on a range of medical, public health, and social policies. In the late 1920s, in the wake of Joseph Stalin’s “Great Break”, eugenics came under intense critique as a ‘bourgeois’ science and its proponents quickly reconstituted their enterprise as ‘medical genetics’. Yet, after a brief period of rapid growth during the early 1930s, medical genetics was dismantled as a ‘fascist science’ towards the end of the decade. Based on published and original research, this essay examines the factors that account for such an unusual — as compared to the development of eugenics in other locales during the same period — historical trajectory of Russian eugenics.

 

Keywords: eugenics, euphenics, gene-fund, medical genetics, Russia, USSR.

 

 

Скачать полный текст.

 

IRINA MARSHAKOVA-SHAIKEVICH

Professor, Institute of Philosophy RAS, Russia, Adam Mickiewicz University, Poland, e-mail: Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

Bibliometric analysis of publications on modernization in leading countries of the world was carried on. The results, based on Web of science data (1945-2011), are given in tables and figures. Special attention is paid to the dynamics of modernization publications in Russia and China.

 

Keywords: Russia, China, publications on modernization, Web of Science, bibliometrics, research activity, period 1945–2011.

 

 

Маршакова-Шайкевич И. В.


Библиометрический анализ российских и китайских публикаций, посвященных проблемам модернизации: по базам данных Web of Science

 


Скачать полный текст.

 

БЬЁРН М. ФЕЛЬДЕР

Университет Георга-Августа, Гёттинген, Германия; Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

Остается не до конца изученным перенос евгенических идей из Западной Европы и США в царскую Россию. Е.А. Шепилевский учился во Франции и Германии, в 1903 г. стал профессором гигиены и бактериологии Юрьевского университета. В 1913 г. он опубликовал одну из первых монографий по евгенике в России. Следуя примерам из США и Европы и находясь под влиянием работ Эрнста Рюдина и Геза фон Хоффманна, он выступал за широкую пропаганду евгеники, за создание Российского евгенического общества. Он был фактически первым профессором в Российской империи, который читал лекции по евгенике студентам, а также своим коллегам (в частности, в Российском медицинском обществе им. Н.И. Пирогова в Юрьеве). Среди учеников Шепилевского были ведущие евгеники позднее возникших прибалтийских государств — Латвии и Эстонии. В статье рассматриваются взгляды Шепилевского на евгенику, его роль в передаче евгеники в Россию и его личность, как пример взаимосвязей в Европейском Северо-Востоке.

 

 

Racial Hygiene in Russia Evgenij A. Šepilevskij (1857–1920) and his Role in Transferring Eugenics to Russia

 

BJÖRN M. FELDER

Georg-August Universität Göttingen, Göttingen, Germany; Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

Until now, the transfer of eugenics ideas from Western Europe and the USA as well as the beginnings of eugenics movement in tsarist Russia still lay in dark. Evgenij Shepilevskij had studied in France and Germany and became professor for hygiene and bacteriology at the University of Dorpat (Jur’ev, Tartu) in 1903. In 1913 he published one of the first monographs on eugenics in Russia. Following the Western examples of the USA and Europe and influences by writings of Ernst Rüding und Geza von Hoff man he recommended broad eugenic propaganda, the establishing of a Russian eugenic society and also the application of negative eugenics in Russia. In the years before World War I he was probably the first professor in Russia who lectured eugenic issues to students but also to colleagues as for example at the Pirogov society of physicians in Dorpat. Shepilevskij was not the only one of the first eugenicists in Russia. Among his students there were leading eugenicists of the later emerging Baltic States of Estonia and Latvia. The paper examines the Shepilevskij’s views of Eugenics, his role in transferring eugenics to Russia and his person as an example in the networks and communication in the North- East of Europe.

 

Keywords: Eugenics, Hygiene, Russia, Baltic States, Germany, scientific transfer, University of Dorpat/Tartu.

 

 

Скачать полный текст.

 

RYAN TUCKER JONES

Idaho State University, Pocatello (Idaho), USA; Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

Peter Simon Pallas was also a member of what European men of learning in the eighteenth century often called a “Republic of Letters,” an idealized society that cut through state borders and acknowledged no limits to its pursuit of knowledge. His intensive engagement with the leading theorists of the time, his attempts to separate himself from the dilettantish scientific efforts of the nobility, and his struggle to craft a space of independent action within the Academy of Sciences all attest to his membership in the Republic. Admittedly, Pallas often fell short of the Republic’s ideals; some of his scientific work directly supported Russian imperial claims, he refused to investigate the issues at the heart of the Pugachev Rebellion, and by the last decades of his life he was enjoying most of the prerogatives of privilege in Russia. The limitations of the Republic inside Russia were ultimately due to its citizens — men like Pallas — who found the favors offered by the Russian state a seductive alternative to the more demanding Republic of Letters.

 

Keywords: Pallas, Republic of Letters, European culture, Russia, social background.

 

 

Пётр Симон Паллас, Сибирь и европейская «Республика Учёных Писем»

 

РАЙАН Т. ДЖОНС

Университет штата Айдахо, Покателло, США; Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

Анализ эпистолярных материалов и трудов П.С. Палласа рассматривается с точки зрения сопричастности его к «Республике Учëных» — прогрессивному, гуманистическому движению, традиционно объединявшему деятелей европейской культуры эпохи Просвещения независимо от государственной принадлежности. Его интенсивные контакты с ведущими теоретиками своего времени, его попытки отмежеваться от дилетантизма в науке и, в то же время, взаимодействовать с аристократами-интеллектуалами, его борьба за независимость Академии Наук от административного произвола — все эти обстоятельства свидетельствует о принадлежности Палласа к «незримому союзу», хотя неизбежные компромиссы принуждали его отступать от основных принципов «Республики»: поддерживать имперские амбиции государства, игнорировать причины и следствия восстания Емельяна Пугачева, пользоваться рядом привилегий, даруемых его положением при дворе. Ограниченное влияние идеологии «Республики Учëных» в Российской империи проистекало из-за невосприимчивости общественного сознания, тяготеющего к государственности и сформированного абсолютистской иерархией социальной структуры.

 

Скачать полный текст статьи.

 

DAVID MOON

Dept of History, Durham University; Этот e-mail адрес защищен от спам-ботов, для его просмотра у Вас должен быть включен Javascript

 

This article analyzes the destruction of the small areas of woodland in the steppe region of the Russian Empire between the 1760s and 1914. The main concern is of the article is not to calculate the decline in the forested area, but to trace evolving perspectives on the causes and consequences of deforestation over the period. This is carried out by analyzing a range of contemporary primary sources, including the accounts of the Academy of Sciences expeditions of 1768–1774, statisticians and officials, and the growing cohort of Russian scientists, culminating in the famous speech by Dr Astrov in Chekhov’s “Uncle Vanya”. On the basis of observation, as well as reading the works of foreign specialists such as Humboldt, Russians came to suspect that the loss of woodland in the steppe region had wider environmental consequences, including exacerbating soil erosion and climate change. The loss of woodland also had implications for Russian national identity.

 

Скачать полный текст статьи.


Проблемы деятельности ученого и научных коллективов. Выпуск XXXIV (2018).
Наука и техника. Выпуск XXXIV (2018). «Международные сети как фактор интеграции научного сообщества»
Наука и техника. Выпуск XXXIII (2017). «Наука и революция (к 100-летию революции 1917 г. в России)»
Ученые и Великая Отечественная война (2016). Материалы круглого стола в рамках XXXVI годичной международной научной конференции «Советская наука и техника в годы Великой Отечественной войны (к 70-летию Великой Победы)»
Проблемы деятельности ученого и научных коллективов. Выпуск XXXIII (2017). Материалы XXX сессии Международной школы социологии науки и технологий.
Наука и техника. Вып. XXXI. «Советская наука и техника в годы Великой Отечественной войны (к 70-летию Великой Победы)». 2015
Российское изучение Центральной Азии: исторические и современные аспекты (к 150-летию П.К. Козлова). СПб., 2014
Лоскутова М.В., Федотова А.А. Становление прикладных биологических исследований в России
Бюро по прикладной ботанике в годы Первой мировой войны: сборник документов. СПб, 2014
A. Andreyev. The Myth of the Masters Revived. Brill Academic Publishers, 2014
(Re)searching Scientific Careers. 2014
Развитие китайских космических технологий.
Grundriss der Geschichte der Philosophie.
Tibet in the earliest photographs by Russian travelers. 1900-1902
В.И. Вернадский и Комиссия по истории знаний.
Георгиевский А.Б. Эволюционное творчество Л.С. Берга.
Монгольская буддийская культура: Изучение монастырей и храмов Кентея и Хангая
Историко-научное сообщество в Ленинграде – Санкт-Петербурге в 1950–2010-е гг.
Колчинский Э.И. Кирилл Михайлович Завадский. 1910-1977. СПб., 2013
Комиссии Академии наук в XVIII-ХХ веках: Исторические очерки