«Как рисковал Гагарин» – интервью с Ю.М. Батуриным в «Российской газете»

Появится международный исследовательский центр истории науки и техники

Почему в первой советской ракете использовались немецкие детали? Что инженеры вырезали кусачками из «Востока» за два дня до старта Гагарина? Об этих и других малоизвестных фактах шла речь на международной конференции по истории космических технологий в Москве.

За два дня до старта «Востока» с Юрием Гагариным инженерам пришлось серьезно менять схему запуска. Сначала Мстислав Келдыш предложил вывести из «холодного» резерва второй комплект средств траекторных измерений. Зачем? Чтобы увеличить надежность запуска: если одна система во время перегрузок по каким-то причинам откажет, другая сработает.

Потом оказалось, что перевес космонавта с креслом — 14 кг. И вместо того, чтобы заменить Гагарина на более легкого дублера, на «Восток» поднялись три инженера с кусачками. Они стали по памяти, без конкретной схемы коммуникаций на руках вырезать не участвовавшие в пилотируемом полете кабели, которые остались в конструкции от беспилотных запусков. Заодно с кабелями «перекусили» датчик давления и датчик температуры.

Далее — проблемы с электропитанием старта, отказ в полете блока питания антенн, позднее выключение двигателей, более высокая орбита, временная потеря связи, некорректные команды, сделанные без учета реального положения корабля… Историки признают: риски были огромные.

— Сейчас в таких условиях Гагарина бы в космос не пустили. Мы оцениваем задним числом надежность космических кораблей. Это поможет новому поколению инженеров и конструкторов по-другому взглянуть на риски, лучше понять историю космической отрасли, — считает директор Института истории естествознания и техники РАН Юрий Батурин.

По его словам, это уже третья научная конференция, посвященная истории космонавтики. Первые две прошли несколько лет назад в Пекине. В этом году в Музее космонавтики собрались ученые России, Китая, Франции, Республики Беларусь, представители Центра подготовки космонавтов, Российской ассоциации участников космических полетов, Российской академии космонавтики имени Циолковского.

— С одной стороны, история космонавтики — достаточно молодая, с другой стороны, если вести счет от начала работы Циолковского, ей уже около века, — считает Юрий Батурин. — Многие аспекты требуют тщательного изучения, анализа исторических документов. Этим занимаются коллеги во многих странах, и мы хотим объединить усилия.

Например, что мы знаем о первой отечественной баллистической ракете Р-1? Известно, что она собрана по образцу немецкой Фау-2. Но мало кто знает, с какими трудностями пришлось столкнуться Сергею Королеву, чтобы адаптировать ракету к производству в СССР. Самая большая проблема — нехватка нескольких десятков металлических сплавов и неметаллических материалов, которые в стране не производились. Пришлось использовались элементы немецкого производства (например, резину для изоляции). Конструкцию ракеты много раз меняли, улучшали. В итоге удалось увеличить ее надежность.

— Это стало не просто рождением первой советской ракеты, но и первым прорывом СССР в сфере высоких технологий, — отметил директор Института истории естествознания Китайской академии наук Чжан Байчун.

Кстати, в рамках конференции состоялось подписание Трехстороннего соглашения о сотрудничестве для создания Международного исследовательского центра истории науки и техники между Институтом истории естествознания и техники РАН, Институтом истории естествознания Китайской академии наук и Институтом социологии Национальной академии наук Республики Беларусь. Центр будет базироваться на площадках этих институтов.

 

Ксения Колесникова

 

Источник: «Российская газета», № 112, среда, 27 мая 2015, с. 12.

См. также: http://www.rg.ru/2015/05/22/kosmos-site.html

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Вышел в свет XXXVI выпуск ежегодника «Проблемы деятельности ученого и научных коллективов» Подробнее
Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: