Профессор Э.И. Колчинский о книге «Неизвестный Лысенко»

На сайте Комиссии по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при Президиуме Российской академии наук опубликован отзыв Э.И. Колчинского на монографию Л.А. Животовского «Неизвестный Лысенко» (2014).

 


Профессор Э.И. Колчинский о книге «Неизвестный Лысенко»

(выдержки из переписки с коллегами)

 

В октябре 2014 года в издательстве КМК вышла книга Л.А. Животовского, заведующего лабораторией в Институте общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН, под названием «Неизвестный Лысенко». В аннотации книги «народного академика» называют «одним из основоположников биологии растений в нашей стране» и обещают дать «трезвую оценку деятельности Т.Д. Лысенко», чем косвенно указывают на «нетрезвость» общепринятых представлений о его роли для советской науки. Профессор Э.И. Колчинский, директор Санкт-Петербургского филиала Института истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова РАН, разрешил опубликовать выдержки из переписки с коллегами.

Могу твердо сказать, что в книге Л.А. Животовского не только нет никаких новых идей или материалов, но вообще ничего нового с исторической точки зрения. Более того, ее автор не имеет ни малейшего представления о том, что такое историко-научное исследование. Здесь нет новизны ни в методологии, ни в концепции, ни в трактовке событий, ни в использовании даже опубликованного материала, я не говорю уже об архивном — обязательной составляющей любого историко-научного исследования. Все его сочинение — это компиляция самого дурного пошиба. Не знаю, на какую оригинальность претендует автор, но отстаиваемые им идеи и доказательства можно найти в массе публикаций как времен лысенкоизма, так и в опусах других современных реабилитаторов Лысенко: Алексеева, Анохина, Бобылова, Журавлева, Дрягина, Овчинникова, Пыженкова, Кононкова, Мухина, Миронова, Чичкина и иже с ними бульварных сочинителей. Кстати, многие из них доктора различного рода наук, имевшие отношение к биологии. Ряд статей опубликован в ВАКовских журналах. Так что Животовский и здесь не первый. Правда, хотя с Лысенко заигрывали и некоторые генетики, но впервые до такого уровня и открытой апологетики опустился человек, который довольно успешно как генетик баллотировался в членкоры РАН несколько лет назад.

Во внезапное его помешательство я не верю и думаю, что преследует он не только научные интересы, а скорее стремится включиться в организованную кампанию по созданию суверенной российской науки, так как в конкуренции с нормальной наукой мы безнадежно проигрываем по разным причинам.

В искренности написанного им также сомневаюсь. Я его уже давно числю в группе генетиков, по неизвестным мне соображениям, но явно не из-за стремления к истине, вставших на путь очередной фальсификации истории науки. Об этом я пишу в большой статье о социально-идеологических и нравственно-психологических причинах попыток реабилитации лысенкоизма, которая принята к печати в США. Там упоминается и его фамилия. Для чего он вновь пытается надеть дурацкий колпак на российскую науку, судить мне трудно.

Конечно, есть в книге и бесспорные идеи о деградации отечественного академического сообщества, о необходимости отказа от черно-белого изображения прошлых событий, о том, что часть вины лежит и на противниках Лысенко. Увы, они все были детьми своего времени и также пытались привлечь власти к научным спорам. Но и здесь он не оригинален, в данном случае однозначно выполняет заказ реформаторов, а точнее, губителей отечественной науки. И вообще в книге слишком много демагогии и оценочных суждений, которые неприемлемы в современных историко-научных сочинениях. Историк должен быть максимально беспристрастен. Не ему судить, кто прав, кто виноват. А вот подлинные социально-политические причины расцвета лысенкоизма явно изложены неверно. Также неприемлемо выдернутое из контекста цитирование и жонглирование отдельными высказываниями, особенно таких убежденных противников Лысенко, как Вавилов, Серебровский, Дубинин, Шмальгаузен, Добржанский. Увы, отечественные биологи с 1930-х гг. были не вольны в своих трудах и им часто вписывали в текст предложения против их воли. Об их подлинных взглядах надо судить не по отдельным предложениям в напечатанных работах, а по всей совокупности научных трудов, в отстаиваемых концепциях и т. д.

Столь же нелепо приписывать зарубежным биологам уважение к взглядам Лысенко.

Именно для того, чтобы показать дремучесть Лысенко, Добржанский издал его книгу в 1946 г., и никогда не относился с уважением к его взглядам, а наоборот, всячески критиковал за полное невежество. Неслучайно его труды после 1948 г. были отправлены в спецхран. Этот вопрос детально проанализирован в зарубежной и отечественной литературе, например, в трудах Конашева. Животовский явно их знает, но в открытую врет насчет Добржанского, как врет и об оценках Холдейном Лысенко. Именно взгляды Лысенко заставили Холдейна, как и многих других зарубежных биологов, выйти из состава коммунистических партий Англии, Франции, Италии и Японии. От него уже в начале 1950-х гг. отреклись и ученые из стран социалистического лагеря. Неправду пишет он и о том, что Лысенко возражал Хрущеву насчет освоения целины. Напротив, есть брошюра народного академика о том, как осваивать целину, а сняли его не за сопротивление Хрущеву, а потому, что против него выступило все научное сообщество страны, так как его деятельность стала анахронизмом в годы расшифровки структуры ДНК и генетического кода.

Вообще начетничество и цитирование подобного рода — самый порицаемый в современной литературе способ аргументации. К сожалению, автор проигнорировал громадный массив публикаций последних лет, в том числе и трех последних крупных конференций по лысенкоизму (Нью-Йорк, 2009; Токио, 2012, Вена, 2012), специальные номера журналов «Journal of the History of Biology», «Историко-биологические исследования», книги Ламберта, Келлера, Прингла и т. д. Ничего этого в книге нет. Так что книга лежит вне пределов истории науки не только по замыслу, но и исполнению.

Мне трудно судить о современном звучании работ, «научных идей» Лысенко, все-таки я историк. Но кроме нескольких достаточно одиозных фигур на Западе и в Китае, например (Ламб, Ласхман, Лю Йонгшенг, Фрег, Яблонска) их по-прежнему никто всерьез не рассматривает, сколько бы они ни ссылались на данные эпигенетики, цитоплазматической наследственности, геномики, биологии развития и т. д. Да и сами концепции Лысенко изложены в книге очень бегло, не показана их суть, результаты экспериментальной проверки, соответствие современным взглядам. Например, как насчет ядерной наследственности — она есть или ее нет? А насчет расшатывания наследственности воздействием внешних условий, бесполезности химии и физики при изучении живого, превращения пеночки в кукушку, отсутствия внутривидовой конкуренции и других «Новых учений».

Что касается практической значимости работ Лысенко, то именно благодаря ему в СССР умирали от голода вплоть до конца 1940-х гг., а посев яровизированных сортов или разрушенные браком по любви сорта обусловили самые низкие урожаи зерновых в Европе. Именно положение в сельском хозяйстве, где наукой заведовали главным образом его явные и скрытые последователи, стало одной из причин распада СССР. А кормить население мы могли только благодаря закупкам продовольствия за рубежом за счет поставляемой по бросовым ценам нефти. Вообще, когда читаешь разделы о биологических достижениях Лысенко, то встает вопрос, а как столь дремучий человек защищал кандидатскую и докторскую диссертацию и т.д. Что могла дать наша сельхоз-наука, где по-прежнему велик процент лысенкоистов, а ГМО приравнены к самому страшному орудию империалистов, мы тоже хорошо знаем, и скоро почувствуем еще сильнее в связи с отказом от западного импорта, а вместе с ним зарубежных сортов, пород скота, агротехнологий, технологий и т.д.

Что делать с подобными сотрудниками института [ИОГен РАН — Ред.] решать не мне. Это проблема этоса его научного сообщества. Думаю, что уставшее от догматизма и единомыслия в оные времена, российское научное сообщество в целом и генетики в частности утратило иммунитет против псевдонауки и зачастую забывает, что такое хорошо, а что такое плохо. Мне не раз приходилось говорить это в лицо многим лидерам этого сообщества и рекомендовать не ставить свои имена в качестве редакторов и рецензентов на всякого рода псевдонаучных опусах, признанных ими оригинальными. И здесь Животовский ссылается на многих своих коллег, хотя и оговаривается, что не все из них согласны с ним. Думаю, что прежде всего они должны отреагировать на подобное использование их имен. Впрочем, я всегда говорил, что гимном российской интеллигенции надо выбрать песню «Мы сами копали могилу себе». Если кому-то очень хочется замараться, помешать ему невозможно.

Лично я считаю, что авторов подобных особо оригинальных идей надо подвергать остракизму и не пропагандировать их опусы на научных обсуждениях, а просто не подавать руки, не давать грантов, не печатать в отечественных научных журналах. Пусть попытаются подобное опубликовать в журналах WoS, быстро исчезнет охота к такого рода трудам… Так делают во всем мире, а обсуждать непрофессиональные труды дело безнадежное. Их авторам только это и надо. Геростраты всегда были, есть и будут, особенно в больных обществах.

* * *

От редакции. Книга Л.А. Животовского «Неизвестный Лысенко» одновременно с выходом на бумаге появилась в открытом доступе на сайте Гугл.Книги. Так не делают в тех случаях, когда издатель планирует окупить выпуск книги за счет реализации тиража. А значит, по всей видимости, за этой попыткой реабилитацией Лысенко стоят спонсоры, заинтересованные в максимально широком распространении своих идей. Остается лишь выразить сожаление, что «Товарищество научных изданий КМК», собравшее ранее множество лестных отзывов за выпуск качественной научной и научно-популярной литературы, допустило на этот раз прокол.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 

Вышел в свет XXXVI выпуск ежегодника «Проблемы деятельности ученого и научных коллективов» Подробнее
Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: